+7 (495) 532-50-94

mtstal@yandex.ru

Время работы: с 9.00 ч-19.00 ч

109202, г. Москва, ул. 1-ая Фрезерная, д.2/1, стр. 10, офис 905.2

схема проезда


Новости

Железная хватка

19 февраля 2015 г.
«Российские железные дороги» (РЖД) в ближайшее время планируют разместить инфраструктурные облигации на 15 миллиардов рублей и направить их на закупку железнодорожной техники. Привлеченных средств хватит, чтобы обеспечить закупку в первом-втором квартале в рамках инвестпрограммы. Это временно облегчит финансовое положение вагоностроительных и локомотивостроительных предприятий, которые в первом полугодии могут сократить несколько тысяч человек. Ранее о внеплановых весенних каникулах уже объявили автопроизводители — московский завод Renault и петербургское предприятие General Motors.
Причиной вынужденных остановок конвейеров на заводах по выпуску автомобилей и железнодорожной техники стало не только резкое снижение спроса на продукцию на фоне увеличения импортных комплектующих в начале 2015 года, но и рост цен на металлопрокат.
 
Металлургов убедили помочь вагоностроителям
 
Вопрос о росте цен на металлургическую продукцию, который с сентября по некоторым ее видам достиг 30 процентов, уже обсуждается на уровне российского правительства, но приемлемого решения, которое бы устроило и металлургов, и машиностроителей, пока не найдено. Минпромторг пытается убедить меткомпании в необходимости отойти от рыночных механизмов ценообразования при работе с российскими потребителями проката. В противном случае придется ограничивать экспорт. «Я думаю, что в ближайшие две недели такие решения должны быть приняты. Нам очень не хотелось бы вводить какие-то ограничительные меры в части экспортных пошлин», — заявлял 10 февраля министр промышленности и торговли Денис Мантуров.
 
В партнерстве «Русская сталь» (объединяет крупнейшие металлургические компании РФ) обращают внимание на то, что цены на прокат не повышались с апреля вплоть до октября 2014-го, когда девальвация рубля ударила и по кошельку металлургов, в том числе из-за резко подорожавших импортных материалов.
 
«С октября прошлого года по январь-февраль 2015 года рост цен составил 50 процентов по графитированным электродам, более 65 процентов по крупнотоннажным ферросплавам и цветным металлам. Отмечая отдельные претензии к удорожанию проката с покрытиями (в январе 2015 года к январю 2014 года рост цен — 15-22 процента), следует отметить, что стоимость цинка для его изготовления за тот же период выросла на 98 процентов», — говорится в официальном заявлении партнерства, поступившем в «Ленту.ру».
 
В Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП) считают, что принудительное снижение цен на прокат не решит проблемы, а лишь сыграет на руку спекулянтам. «Если металлурги снизят цены, то появятся желающие играть на разнице между ценой на Лондонской бирже металлов (LME) и внутрироссийской ценой, поэтому этот металл исчезнет (с российского рынка — прим. «Ленты.ру»), и цены опять вырастут. Мы прекрасно понимаем, что ФАС им не позволяет работать иначе, как использовать на внутреннем рынке формулу мировой цены на металл минус пошлина. Поэтому если экспортная пошлина будет введена, то это рыночный механизм, а снизить цены и пустить спекулянтов — очень опасная вещь», — подчеркивает глава РСПП Александр Шохин.
 
Сама ФАС, видимо, понимая сложность ситуации, не спешит возбуждать дела о нарушении антимонопольного законодательства. В ведомстве ограничились пока мониторингом цен на металлопрокат и раньше второго квартала вряд ли перейдут к активным действиям. «Мониторинг будет сведен в апреле. ФАС направила запросы, ответы поступили еще не все», — ответили в антимонопольной службе на запрос «Ленты.ру».
 
Переговоры с металлургами идут сложно, но по ценам для вагоностроителей уже есть определенные договоренности, сообщил «Ленте.ру» источник, знакомый с ходом консультаций, подчеркнув, что они носят «точечный» характер. «Некоторые металлургические компании при участии Минпромторга пошли навстречу машиностроительным заводам, согласившись, что отечественные предприятия нужно поддержать», — сказал он, отказавшись раскрыть подробности.
 
Источник в отрасли говорит, что переговоры металлургов с машиностроителями находятся в активной стадии. «Металлургические компании договариваются индивидуально с каждым машиностроительным предприятием. И сейчас далеко не всегда цена для последних формируется по формуле (ориентированной на экспортные цены и стоимость металла на LME – прим. «Ленты.ру»). Консолидированной позиции в Минпромторг по итогам таких консультаций пока не представлено», — поясняет он. Для автопрома, трубников и вагоностроителей цены формируются по-разному, добавляет другой источник, близкий к одной из металлургических компаний. «Условия поставок обсуждаются индивидуально: для одних автозаводов цена формируется на год, другие готовы работать поквартально», — добавляет он.
 
Аналитик БКС Олег Петропавловский считает, что металлургические компании не смогут существенно снизить цены для внутреннего рынка, поскольку в этом случае они будут работать себе в убыток. «Снижение цен даже на 5 процентов будет жестом доброй воли со стороны металлургов, поскольку стоимость руды, угля, ферросплавов, запчастей для оборудования – значительно выросли. Помимо этого придется индексировать оплату труда. Этот рост цен на 20 процентов на прокат оправдан не только экспортным паритетом, но и увеличением расходов металлургов», — отметил эксперт. Петропавлоский добавил, что несмотря на рост маржинальной прибыли металлургических холдингов за счет роста экспортных цен («Северсталь» показала маржу в 32 процента за 4-й квартал), внутренние поставки осуществлялись с конца 2014 года с минимальной доходностью. На фоне очевидной необходимости повышения цен на металлургическую продукцию несколько смягчил риторику и Минпромторг. 17 февраля министр промышленности и торговли Денис Мантуров заявил, что осознает неизбежность повышения цен на металл, добавив, что этот рост «нужно растянуть и дать компаниям возможность адаптироваться» (цитата по Интерфаксу).
 
Заграница нам поможет
 
На фоне жесткого кризиса в российском железнодорожном машиностроении положение заводов в секторе энергетического и тяжелого машиностроения выглядит если не безоблачным, то вполне устойчивым.
 
В Минпромторге отмечают, что в отрасли тяжелого машиностроения наблюдется «некоторый спад», поскольку многие крупнейшие потребители этой продукции пересматривают свои инвестпрограммы в рамках антикризисных мероприятий. При этом в министерстве ожидают, что спрос на машиностроительную продукцию «сместится в область закупки запасных частей и капремонта для поддержания требуемого уровня надежности оборудования», а приобретение нового эффективного дорогостоящего оборудования отложат «как минимум на вторую половину года». «Объем отрасли в целом не должен сократиться при реализации программ импортозамещения на территории РФ и участии российских производителей-экспортеров в строительстве объектов ТЭК на территории дружественных государств», — говорится в ответе Минпромторга на запрос «Ленты.ру».
 
Наиболее стабильна пока ситуация в энергетическом машиностроении, которое поддерживает сейчас механизм ДПМ (договоров о предоставлении мощности), заключавшихся еще в период реформирования российской энергетики. Он, с одной стороны, гарантирует энергокомпаниям возврат инвестиций, а с другой — предусматривает серьезные штрафы за срыв сроков ввода ТЭС и ГРЭС. Цикл строительства в тепловой генерации составляет 3-4 года, поэтому инвестиции в строительство энергомощностей, ввод которых запланирован на 2015 год (крупнейшие из них — блок 800 мегаватт на Березовской ГРЭС, 420 мегаватт на Серовской и 660 мегаватт на Троицкой ГРЭС), уже в значительной степени выполнены, оборудование законтрактовано.
 
«Макроэкономическая ситуация влияет на сектор электроэнергетики с точки зрения объема потребления энергии. Но сегодняшняя инвестиционная программа энергогенерирующих компаний, таких как "Газпромэнергохолдинг" или "РусГидро", заложена на много лет вперед, поэтому ухудшение спроса и конъюнктуры рынка в 2013-2014 годах не привели к серьезному замедлению инвестиций. Пик вводов мощностей по ДПМ в тепловой генерации пришелся на 2013-2015 годы, и в 2016-2018 годах вводы новых тепловых мощностей пойдут на спад. При этом в атомной энергетике крупные инвестиции продолжатся и в ближайшие несколько лет», — говорит аналитик Deutsche Bank Дмитрий Булгаков. По его словам, снижение инвестпрограмм можно ожидать, прежде всего, в сетевых компаниях, таких как ФСК и «Россети» (совокупный объем ежегодных инвестиций около 250 миллиардов рублей).
 
Впрочем, и в генерации первый тревожный звонок уже прозвенел. В конце января «Ведомости» сообщали, что НП «Совет производителей энергии» (объединяет большинство компаний-генераторов) обратился с письмом к министру энергетики Александру Новаку, указывая в нем на риск роста неплатежей за электроэнергию на оптовом рынке и срыв сроков ввода новых энергоблоков. Позднее стало известно, что ряд компаний, в том числе «Газпромэнергохолдинг», обсуждает с Минэнерго перенос сроков ввода новых энергоблоков в России.
 
Президент по России и СНГ французской корпорации Alstom (владеет блокпакетом в «Трансмашхолдинге»; созданы СП с «дочкой» «Росатома» и «РусГидро» по выпуску оборудования для АЭС и ГЭС) Филипп Пегорье называет ситуацию «непростой» и признает, что кризисные явления в российской экономике «не могут не отражаться на бизнесе в регионе». «Мы лишний раз убеждаемся в правильности выбранной нами бизнес-стратегии — максимальной локализации производства, что в данном экономическом контексте помогает снижать издержки. Учитывая стратегическую важность для России секторов, где мы специализируемся, — транспорта и энергетики, — у нас есть все основания считать нынешние трудности временными», — дипломатично добавляет он.
 
В «Объединенных машиностроительных заводах» (ОМЗ, крупнейший российский производитель оборудования для нефтегазохимической промышленности, подконтрольный «Газпромбанку») сообщили, что не прерывали деловых отношений с зарубежными партнерами. «Удорожание доллара и евро привело к тому, что стоимость продукции ближайших зарубежных конкурентов ОМЗ (в частности, это General Electric, Siemens, Danieli, Mitsibishi, Rolls-Royc и другие — прим. «Ленты.ру») значительно выросла. Поскольку производство продукции тяжелого машиностроения подразумевает длинный производственный цикл, эффект от курса на импортозамещение мы сможем наблюдать к концу текущего года», — отметила представитель ОМЗ.
 
И добавила, что большой интерес для ОМЗ представляет восточная газовая программа «Газпрома» (основой программы служит газопровод «Сила Сибири» для транспортировки нефти в КНР и на Дальний Восток и разработка шельфа на Сахалине), за участие в которой компания «намерена побороться на предстоящих тендерах».
 
В компании «Силовые машины» Алексея Мордашова, российских представительствах General Electric и Siemens запрос «Ленты.ру» проигнорировали.